ВОЕННОЕ ДЕТСТВО

0
417

Удостоена звания «Почетный гражданин Долинского района», награждена значком Министерства культуры СССР «За отличную работу», медалью «Ветеран труда», юбилейной медалью «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина», имеет удостоверение «Дети войны». Это все о долинчанке Людмиле Константиновне Коваленко.

Ей, родившейся в 1935 году, в годы Великой Отечественной войны пришлось пожить в городе Шахты Ростовской области. Память до сих пор хранит эти годы, особенно период оккупации города фашистскими войсками. Вот что рассказала Людмила Константиновна.

– Начало войны я не помню, и не только потому, что мне было пять с половиною лет, скорее всего, потому, что нам никого не пришлось провожать на фронт. Отца призвали в Красную Армию в феврале 1940 года. Он воевал с белофиннами и в ноябре 1941 года должен был вернуться домой. Но жизнь распорядилась по-своему. Война застала его в Риге. Две недели их армия пробиралась к своим, чтобы не попасть в окружение.

Перед войной отец всю нашу семью: маму, меня и младшую сестренку (1939 года рождения), перевез в г. Шахты. Это был большой город с действующими шахтами, предприятиями, фабриками, учреждениями. Мама стала работать на швейной фабрике – шила военное обмундирование. Наш дом стоял на окраине города, поэтому, когда немцы его бомбили, самые значительные разрушения доставались центру. Ближняя бомба упала от нас примерно в 300 метрах. Бомбежки помню до сих пор: было очень страшно. От воя летящей бомбы сердце замирало. Недаром у меня были седые виски.

В июле 1942 года в город вошли немцы, а с ними и «новый порядок». Начались расстрелы, аресты, надругательства над мирным населением. Одних загоняли в специальные машины, прозванные в народе душегубками, и травили газом, других сбрасывали в шурфы шахт, третьих расстреливали на месте. Всего было уничтожено 13854 человека, сброшено в стволы шахт 3500 человек.

Мама чудом избежала ареста. Немцы стали гонять жителей на строительство уличных укреплений. Нашлись «доброжелатели», решившие припомнить маме, что в довоенное время она была, как тогда говорили, активисткой. Ходила по домам, организовывала население на общественные работы. Недруги стали запугивать тем, что выдадут немцам. Но за маму заступились другие женщины, пригрозив предательницам расправой.

Немцы при обысках отбирали у жителей последние продукты, обрекая их на голодную смерть. Пришли к нам. Мама спрятала единственное ведро кукурузы, забросав сверху тряпками. Солдаты, порывшись в этом тряпье, решили, что там ничего нет, ушли. Только благодаря маме мы не умерли с голода. На ее плечах было четыре иждивенца: родители отца и мы с сестренкой. Мама ходила на поля, собирала растительные остатки, меняла вещи в деревнях на продукты.

Однажды с группой женщин перешла линию фронта, не зная об этом, и попала в распоряжение советских войск.

Солдаты накормили их, поделились своим пайком. Продукты, принесенные мамой, в первую очередь предназначались старикам и маленькой сестренке. Мне мама говорила, что я уже большая и могу потерпеть или съесть что-нибудь другое. До сих пор помню какую-то шелуху, страшно жесткую, которую не могла проглотить даже с водой, к тому же без соли. Но как мы ни оберегали сестренку, ее не удалось сберечь. Она умерла в 1943 году уже в освобожденном городе.

Во время оккупации в каждом доме жили немцы. У нас был офицер с денщиком. Если офицер был лоялен к нам, то денщик вел себя как настоящий фашист. Пугал стариков и нас, детей, оружием, загонял под кровать бабушку, нацелив на нее ружье. Офицера его фрау поздравила с новым 1943 годом, прислав настольную елочку в виде венка с разноцветными свечками. Я так смотрела на нее, что он отдал елочку мне, а денщик ночью украл.

После немцев на квартиру поселили пятерых румын, которые обокрали нас, унесли все, что можно было унести. Мама не побоялась пожаловаться на них в немецкую комендатуру. Над ней только посмеялись.

При отступлении немцы угоняли мирное население нашего города в Германию. Зашли к нам. Дома были бабушка с дедушкой и мы с сестренкой. Солдаты приказали дедушке собираться. Он стал показывать им правую руку – на ней не было пальцев. Их оторвало взрывом на шахте. Солдаты спешили и, махнув на него рукой, ушли.

В феврале 1943 года город Шахты освободила Красная Армия. В этом же году я пошла в первый класс. Тетрадей не было, учебников тоже. Писали на клочках бумаги, газетах. Отец, приезжая на побывку, всегда приходил в школу и рассказывал о событиях на фронте.

Помню день Победы. Дедушка всю ночь просидел около радио, чтобы не пропустить объявления о капитуляции Германии. А я пошла в школу с портфелем, вернее, с сумкой, сшитой мамой для занятий. В школе – пусто. Все были на площади, там царила такая радость! Люди смеялись, плакали, танцевали., обнимались, радуясь Победе.

В 1946 году отец забрал нас в Винницу, здесь его вскоре демобилизовали. Потом жили в Азербайджане, Урюпинске. И в 1948 году семья приехала на Сахалин, в Долинск.

С тех пор Людмила Константиновна живет в Долинске. В свое время окончила семь классов, затем педучилище, институт культуры в г. Улан-Удэ. От рядового библиотекаря дошла до директора централизованной библиотечной системы Долинского района. В 2010 году вышла на пенсию. На следующий год похоронила мужа. У Коваленко две дочери, пятеро внуков, много правнуков.

Пожелаем нашей землячке здоровья, благополучия и успехов.

Подготовила Галина ШИЩЕНКО. Фото из архива центральной городской библиотеки. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here